Category: криминал

kazak2

(no subject)


Арест Пуришкевича и кн. Юсупова.

     В 10 часов вечера, 4 ноября, в гостиницу „Россия", в д. № 60, по набережной р. Мойки, явился отряд солдат во главе с членом В.-Рев. Комитета подпоручиком Тарасовым-Родионовым. Вызванному управляющему гостиницей Агапову было предложено указать комнаты, в которых остановились недавно прибывшие в Петроград В. М. Пуришкевич, его брат М. М. Пуришкевич и жена последнего, прописанные в гостинице, первый под фамилией Евреинова, а вторые под фамилией супругов Кириных. В. Пуришкевича не оказалось в комнате, супруги-же Пуришкевич собирались куда-то итти. М. Пуришкевич и его жена были обвялены арестованными. На вопрос „где В. Пуришкевич” задержанные ответили незнанием. В помещении занимаемом мнимыми супругами Кириными и Евреиновым был произведен тщательный обыск, которым обнаружена винтовка, различная переписка и документы. Обыску подверглась и комната №5, занимаемая скрывшимся офицером кавказской дивизии. Во время дальнейшего осмотра гостиницы, в коридоре, у телефонного аппарата был задержан студент, оказавшийся родственником Пуришкевичей, а на кухне обнаружен спрятавшимся в кладовой неизвестный, в форме вольноопределяющегося Гусарского полка. Неизвестный был так же подвергнут аресту. На допросе задержанный назвался Ф. Ф. кн. Юсуповым, графом Сумароковым-Эльстон. Все поиски В. М. Пуришкевича оставались тщетными, до глубокой ночи.
     Продолжая осмотр помещений, милиционер Викторов, войдя в помещение служащих, обратил внимание на лежащего в кровати неизвестного, одетого в красную рубаху, щегольские ботинки и при переднике. Несоответствие в наряде заставило милиционера усомниться в личность лежавшего. Последний был арестован. На допросе задержанный заявил, что он один из служащих гостиницы, но после долгого запирательства заявил, что он В. М. Пуришкевич. Выяснилось между прочим следующее: как только Пуришкевич узнал о приходе отряда солдат для его ареста, он немедленно переоделся в платье служащего, вышел из своей комнаты, и в течение двух часов с лампой в руках показывал производившим обыск помещения гостиницы, не будучи узнанным.
    В шестом часу утра были арестованы управляющий гостиницей Агапов и паспортист Ковель, как знавшие, что под фамилиями Кириных и Евреинова, прописали Пуришкевича М. Пуришкевича, его жены, их родственник-студент, управляющий Агапов, паспортист Ковель были препровождены в Петропавловскую крепость. В. Пуришкевич и граф Сумароков-Эльстон временно были оставлены в гостинице, но вскоре и они были отправлены туда же. В связи с обыском в гостинице „Россия" обыски произведены и в соседних домах.
В ту же ночь в различных частях города были произведены несколько арестов лиц, заподозренных в организации монархического заговора под руководством арестованного В. М. Пурпшкевнча.
    Производившие (обыск) у Пуришкевича обещают опубликовать отобранную при обыске переписку с ген. Калединым, а также документы о задуманном монархическом заговоре.
---

Письмо Пуришкевича генералу Каледину.

    Положение Петрограда отчаянное. Город отрезан от внешнего мира и весь во власти большевиков. Газет нет, кроме большевистских. Типографии захвачены, телеграф, телефон не работает, людей хватают на улицах, сбрасывают в Неву, топят и без суда заключают в тюрьмы. Даже Бурцев находится в Петропавловской крепости под суровым режимом.
Организация, во главе коей я стою, работает, не покладая рук над спайкой офицеров и всех остатков военных училищ и над их вооружением. Спасти положение можно только созданием офицерских и юнкерских полков. Ударив ими, и, добившись первоначального успеха, можно будет затем получить и здешние воинские части, но сразу, без этого условия, ни на одного солдата здесь рассчитывать нельзя, ибо лучшие из них разрознены и терроризованы сволочью во всех решительно полках. Казаки же в значительной части распропагандированы, благодаря странной политике Дутова, упустившего момент, когда решительными действиями можно было еще чего-нибудь добиться. Политика уговоров и увещаний дала свои плоды — все порядочное затравлено, загнано, и властвуют преступники и чернь, с которыми теперь нужно будет расправиться уже только публичными расстрелами и виселицами.
Мы ждем вас сюда, генерал, и к моменту вашего подхода выступим со всеми наличными силами. Но для (?- до) того, нам установить с вами связь, а прежде всего узнать о следующем:
        1) Известно ли вам, что от вашего имени всем офицерам, которые смогли бы участвовать в предстоящей борьбе, здесь предлагается покинуть Петроград, с тем якобы, чтобы к вам присоединиться.
        2) Когда примерно можно будет рассчитывать на ваше приближение к Петрограду, об этом было бы полезно нам знать заблаговременно, дабы сообразовать свои действия.
    При всей преступной неподвижности здешнего сознательного общества, которое позволяет налагать себе на шею большевистское ярмо, при всей поразительней вялости значительной части офицерства, которое тяжело и трудно организовать, мы верим, что правда за нами и мы одержим верх над порочными и темными силами, действуя во имя любви к родине и ради ее спасения. Чтобы ни случилось, мы не падаем духом и останемся стойкими до конца.

В. Пуришкевич.
Н. барон Де Боде.

---

     В связи с арестом Пуришкевича в доме № 4 по Николаевской ул. был произведен обыск в квартире занимаемой г-жей Парфеновой где проживал капитан Кованько. Арестованы и препровожден в Петропавловскую крепость находившиеся в квартире г-жи Парфеновой, г. Парфенов, кап. Кованько и прикомандированный к французской миссии герцог Лейхтенбергский.

«Новая Жизнь» (Петроград) 20(7) ноября 1917 г.
kazak2

(no subject)

 
«Лига красного шнура»

Рядом последних обысков в городе (Воронеже) обнаружена своеобразная организация «экспроприаторов», именовавшаяся «лигой красного шнура».
Как выяснилось после обыска на Логовой улице, когда полицией было найдено 12 бомб и 8 оболочек и ряд компрометирующих документов, организация состояла из 10-ти человек.   (Продолжение)

"Русское Слово" 3 апреля (21 марта) 1908 года.

kazak2

(no subject)



Убийство начальника тюрьмы Гудима   
 
Начальник петербургской Дерябинской тюрьмы в последнее время не раз получал угрожающие письма. С 10-го января Гудима преследовали какие-то смутные предчувствия, и он говорил о них своим близким.
Сегодня Гудима ушел из дома в 11 час. утра.
- Приду в 12 часов дня, - сказал он уходя.
От тюрьмы Гудима направился по Большому проспекту. У дома №88 с ним поравнялся молодой человек, отлично одеты в пальто с барашковым воротником, и в барашковой шапке. В руках у неизвестного блеснул револьвер. Раздались два выстрела, последняя пуля попала Гудиму в лоб, и он тут же упал на землю и скончался. 
Убийца бросился бежать по Симанской улице. У одного из домов стоял порожняком извозчик. Убийца вскочил в сани.
- Вперед, 5 рублей на чай!- крикнул он извозчику.
Тот, испуганный выстрелами и страшным видом незнакомца, отказался.
- Нет, не могу, не поеду.
Времени убийце терять было нельзя. За ним уже гналась погоня из прохожих, и впереди навстречу летел надзиратель Сытов. Пока убийца соскакивал с извозчика. Сытов уже был подле. Один за другим раздались еще два выстрела. Пуля попала Сытову в пах и он упал. Убийца быстро помчался по Канареечной ул. и вскоре скрылся на пустырях и огородах за Смоленским кладбищем.
   Гудима и Сытов были подняты и отправлены в ближайшую больницу. Положение Сытова безнадежно.

"Русское Слово" 31 (18) января 1907 года.

Более подробно это преступление было описано в этот день в  "Петербургской Газете"