Category: искусство

kazak2

Выставка картин. (Бурлюк во Владивостоке)

"Голос Родины"  (Владивосток) 4 октября 1919 г.







Бурлюк в Чите https://sokurs.livejournal.com/680393.html
Бурлюк в Кургане https://sokurs.livejournal.com/680589.html
Бурлюк во Владивостоке https://sokurs.livejournal.com/680734.html
Бурлюк в Никольске-Уссурийском https://sokurs.livejournal.com/680734.html
kazak2

Экран.


Назойливость кинематографщиков.

Как снимали Льва Толстого для экрана.  Об этом рассказывает Н. Н, Гусев следующее:
           «Этот Дранков надоел нам смертельно. Как только какой-нибудь праздник, так он тут, как тут. Развязный и нахальный, чорт знает, до чего... На той неделе, представьте, явился с синематографом. Лев Николаевич болен, температура повышена, а ему, водите-ли, нужно навертеть с него картину в двести метров. Прямо беда. Софья Андреевна из себя выходит, но Лев Николаевич уже узнал и велел выкатить кресло с ним на балкон. «Пусть их снимают... Это тот шустрый?... Дранков!..» Но этот тип не удовольствовался видом балкона. Повертев немного, он залебезил: «Лев Николаевич, ничего не выйдет... Лев Николаевич... Разрешите немножко к вам на балкончик, немножко... поставить аппарат...» Ну, конечно, Лев Николаевич разрешил... И он, понимаете-ли, мало того, что вертел, еще и вынуждал Льва Николаевича делать движения руками и ногами. «Поверните, голову, пожалуйста, Лев Николаевич. Поднесите ручку к бородке, Лев Николаевич... к шапочке...»
    Просто беда, как нас мучают эти господа... Но машина, видимо, понравилась Льву Николаевичу; он с удовольствием рассматривал желтый конец ленты и удивлялся простоте этого большого открытия...»
    А еще больше, по нашему мнению, должно удивиться «простоте» кинооператора....

***


  Сам талантливейший А.И. Куприн сценариев не пишет, о чем он и сообщал в беседах и интервью не раз, однако кинематографисты не считаются с этим заявлением писателя и многократно, при демонстрировании инсценированных рассказов Куприна, уверяют в своих публикациях, что картина ставится по сценарию писателя.
   Так произошло и с картиной «Гувернантка».
   По этому поводу А. И. Куприн просит сообщить следующее:
     — Никогда не сделал ни одного сценария, за инсценировку моих произведений не отвечаю и поражен такой бесцеремонностью, - в борьбе с которой опускаешь руки.
     Сейчас показывают картинку, в которой я выступаю, но меня опять здесь подвели. Как-то на даче у меня снимали домашний спектакль для себя, в котором участвовал я и мои гости. А сейчас эта лента какими-то судьбами продана в кинематографы и ее повсюду демонстрируют.
     «Жалоба» А. И. Куприна лишний раз доказывает, еще в каких малокультурных руках русская кинематография.

***


    «Скобелевский комитет» готовится к постановке «Живого трупа» Л. Н. Толстого.
Следует заметить, что это драматическое произведение Толстого было инсценировано еще в прошлом году, но так неудачно, что кинофабрика не решилась выпустить ленту. Инициатива «Скобелевского комитета» обеспечивает безусловно интересную съемку и соответствующую постановку в художественном отношении.

"Вечерний Курьер" (Москва) 15(2) мая 1916 г.
Взято со Старости.ру
kazak2

РАЗГРОМ ГЕРМАНСКОГО ПОСОЛЬСТВА.

   Известия о возмутительном отношении немцев к Ее Императорскому Величеству Государыне Императрице Марии Феодоровне вызвало небывалое возмущение патриотически настроенной толпы народа.
После митинга на Невском просп. огромная толпа манифестантов с флагами и портретами обожаемого Монарха направилась по Невскому просп., а затем по улице Гоголя к германскому посольству.
По пути манифестанты бросили нисколько камней в редакцию немецкой газеты «Цейтунг» и в расположенный под ней немецкий магазин.
С ресторана «Вена» на улице Гоголя манифестанты сняли флаги с подъезда.
У германского посольства манифестантов встретил большой отряд жандармов и конных городовых.
С криками «ура» и «долой немцев» толпа прорвала цепь полиции и проникла к зданию германского посольства.
В окна посольства посыпались камни.
Началась форменная бомбардировка.
    — Долой ненавистный германский герб! Долой безнравственные фигуры! — слышались раскаты многотысячной толпы.
Жандармы и городовые пробовали сдерживать толпу но из их усилий ничего не выходило.
    — Что вы держите нас? - раздавались протесты. — Немцы бросали камни в наше посольство еще до объявления войны! Валяй, братцы!
С криками «ура» толпа прорвалась к самому посольству.
Двери и ворота были вскоре сломаны. Манифестанты прежде всего бросились на крышу.
Дружными усилиями они свалили германский герб и сорвали германский флаг.
На флагштоке взвился русский флаг.
 — Ура! Да здравствует Россия и русское воинство!
Другие манифестанты принялись сваливать фигуры мужчин, которые так возмущали население столицы.
Обе фигуры в конце-концов были свалены и вместе с гербом сброшены на мостовую.
Герб утопили в Мойке.
После этого манифестанты перенесли свои действия во внутренние помещения посольства.
Оттуда при громких кликах были вынесены портреты Государя Императора и Государынь Императриц.
Вынесенные портреты Высочайших Особ были помещены на памятнике Императору Николаю Первому.
После этого в посольских комнатах начался форменный разгром.
В самый разгар разгрома к посольству на автомобиле прибыл новый петербургский градоначальник генерал-майор князь Оболенский со своим помощником генерал-лейтенантом Вендорфом.
Многотысячная толпа беспрепятственно пропустила их к зданию посольства, но разойтись решительно отказалась.
Все усилия градоначальника оттеснить толпу при помощи жандармов и полиции ни к чему не привели. Толпа все увеличивалась.
В первом часу ночи на сегодня, 23-е Июля народом была занята вся площадь перед посольством, Исаакиевский сквер, Мариинская и Исаакиевская площади.
На место происшествия были вызваны пожарные.


"Петербургский Листок" 5 августа (23 июля) 1914 года.
Взято со Старости.ру